astarta (astarta) wrote,
astarta
astarta

Category:

Лонгрид про неудачную арктическую экспедицию на остров Врангеля

Осенью 1921 года на острове Врангеля высадились экспедиция, состоящая из пяти человек - четверых мужчин и одной женщины. Первое, что они сделали - водрузили канадский флаг, провозгласив эту землю собственностью Канады. Так началось то, что теперь называется "Фиаско на острове Врангеля". Трое мужчин были американцами, один канадцем. Женщину звали Ада Блэкджек, ей было двадцать три года, и она была единственной эскимоской, согласившейся работать в экспедиции швеей и поварихой, так как ей отчаянно были нужны деньги для больного туберкулезом сына. Сначала Аде пообещали, что с ними отправятся и другие эскимосы, но перед отплытием стало ясно, что никто больше не останется на этом богом забытом острове. Продовольствия у них было на полгода, мужчины были убеждены, что смогут прокормиться охотой и рыболовством, все они были здоровы и оптимистично настроены. Только двое из них ранее бывали на Севере и чудом выжили, но, раз заболев Арктикой, никуда от нее не денешься. И все они находились под сильным влиянием человека по имени Вильялмур Стефанссон.



На фото слева направо: Аллан Кроуфорд, командир - Торонто, Канада (20 лет); Лорн Найт, заместитель командира - МакМиннвил, Орегон (28 лет); Фред Маурер, третий по старшинству - Нью Филадельфия, Огайо (28 лет); Милтон Галле, ассистент - Нью Браунфельс, Техас, (19 лет); Ада Блэкджек, швея - Ном, Аляска, (23 года); Вик, экспедиционный кот.

Вильялмуру Стефанссону было уже за сорок, и на его счету было несколько полярных экспедиций, в том числе организованная им Канадская Арктическая экспедиция 1913-1918 годов. То ли канадец, то ли американец, он был потомком исландских эмигрантов, и даже сменил простое имя Вильям на более аутентичное. Обладая авантюрным характером, он пропагандировал в своих лекциях идею friendly Arctic. К 1921 году его занимал вопрос колонизации острова Врангеля. Теоретически остров принадлежал Российской Империи, но так как такой страны больше не было, а Советской России было не до дальних островов, можно было воспользоваться моментом. Правда, ни правительство Канады, ни правительство США никакой заинтересованности в этой земле не проявляли и денег даже не обещали. К сентябрю 1921 года лихорадочные поиски средств на экспедицию кое-как увенчались успехом. Помимо этого Стефанссон не принимал никакого участия в подготовке (за исключением письменных советов) и вообще все время находился на другом конце страны, не приехав даже на отплытие. Воодушевленные его доверием молодые люди не находили в этом ничего странного, и использовали в том числе и свои средства для подготовки.

Сто лет назад остров Врангеля был достижим в лучшем случае несколько недель в году, и в сентябре 1921 навигация еще была возможна. Началась жизнь в Арктике. К весне 1922 года колонисты, не очень удачливые в охоте, не говоря про рыболовство, стали мечтать о том, как летом придет корабль с продовольствием. Правда, никуда с острова ехать они не собирались, но запасы истощались на глазах. К их огромному разочарованию, летом 1922 года весь горизонт был затянут льдами, навигация отсутствовала, и судно с продовольствием не смогло к ним пробиться. Стефанссон считал сам и уверял всех вокруг, что все в порядке, на острове много дичи, голод невозможен; но на самом деле неизвестно, возможно было бы там прокормиться даже опытным арктическим охотникам - в какой-то момент дичи стало исчезающе мало из-за очевидной миграции.  К концу 1922 года стало понятно, что впятером не прокормиться и надо идти за помощью на материк. Первая попытка двух членов экспецидии провалилась из-за неудачно выбранного пути и болезни одного из них, Найта. Во второй раз в путь отправились трое, оставив больного на попечение Ады.

Отношения Ады с командой не были простыми. В самом начале она какое-то время страдала (и измучала других) от типичных проявлений арктической истерики: впадала в транс, рыдала, ничего не делала по хозяйству, и строила глазки Кроуфорду. Никто из мужчин не рассматривал Аду в качестве потенциальной любовницы, а тем более жены, так как разница социального положения была огромной. Не в силах образумить Аду, они лишали ее еды и выгоняли из палатки спать на улице. Со временем проявления болезни исчезли, Ада успокоилась, и отношения в команде наладились. Общение с Найтом у Ады складывалось хуже всего, она его побаивалась, но деваться было некуда, в январе 1923 года они остались вдвоем, если не считать кота. 

Найт быстро слабел и вскоре не смог выходить на охоту. Обязанность проверять силки легла на Аду, чуть позже ей пришлось научиться стрелять. Также она теперь вела дневник, записывая все, что случилось за день, так как Найт не мог этого делать. Еды, которую добывала Ада, хватало, чтобы не умереть с голоду, но цинга Найта прогрессировала, и к лету он провратился в страдающий полутруп. Было ясно, что конец близок. Молодому человеку было досадно так нелепо умирать из-за несчастливого стечения обстоятельств, он стал раздражительным и позволял себе обидные замечания. Видимо, Ада доверчиво рассказала ему о двух своих детях, которые умерли во младенчестве, теперь Найт не преминул упомянуть их, как доказательство того, что Ада неспособна ни о ком заботиться. Но перед самым концом он смягчился и надписал Аде свою библию в подарок. В конце июня 1923 года его не стало. Ада продолжала вести дневник, охотиться и отбиваться от неожиданно появившихся белых медведей, которых боялась больше всего в жизни. Единственным ее утешением был кот.

Корабль пришел ровно через два месяца в конце августа. Возглавлял спасательную экспедицию, собранную с помощью чудом найденных Стефанссоном средств, молодой человек по имени Харольд Нойс. Нойс очень уважал Стефанссона, но относился к нему критически и искал собственной выгоды. С Найтом же они были в одной команде во время арктической экспедции в 1916-1918 годах, и Нойс терпеть его не мог. Когда Ада передала ему все дневники членов экспедиции за два года, он оставил их себе, пробежал взглядом, а часть страниц, где говорилось про неадекватное поначалу поведение Ады и суровые наказания, которым ее подвергали, счел порочащими репутацию членов экспедиции и что-то вырвал, а что-то замазал. Кто-то на корабле, возможно Нойс, скупил у Ады собранные ей шкуры животных по дешевке, воспользовавшись ее неопытностью.

И Нойс, и Стефанссон настолько нуждались в деньгах, что совершенно не заботились о репутации. Стефанссон безуспешно пытался продать не принадлежащий ему остров Врангеля Канаде или США. А Нойс к тому же попал под влияние некоей роковой женщины, которая заочно невзлюбила Аду Блэкджек, так как считала, что та наверняка соблазнила ее будущего мужа на корабле по пути домой. Роковая женщина к тому же была богата, так что нищий и влюбленный Нойс послушно изложил газетам свою версию, где Ада заморила Найта голодом, сама оставаясь вполне упитанной, а дневники были им найдены валяющимися на полу. Потребовалось время, чтобы Стефанссон убедил его дать опровержение и очистить имя Ады. Правда, вдобавок он уговорил Нойса свидетельствовать, что продовольствия на острове было достаточно, и трое молодых людей покинули его в январе 1923 года лишь потому, что соскучались по Стефанссону. Жена Нойса тут же его бросила и оставила без гроша.

Трое мужчин, покинувшие остров Врангеля, так никогда и не были найдены. Всплывали одиночные свидетельства то о брошенной палатке с человеческими останками на дрейфующей льдине, то о трех фигурах вдалеке на побережье Чукотки, но так не появилось никаких физических свидетельств. Со временем Стефанссон получил от Нойса арктические дневники, а от семей погибших - вырванные из них страницы, которые Нойс в итоге им выслал. Уже в тридцатых с помощью ФБР и по личной протекции Гувера он смог получить расшифровку замазанных Нойсом записей, обнаружив, что там и не было никогда ничего скандального. По мотивам дневников Стефанссон написал книгу про неудачную экспедицию, где всячески абстрагировался от происшедшего, сказав, что это была вообще не его идея. Из четырех семей погибших только отец Кроуфорда, канадский профессор, до конца жизни обвинял Стефанссона в том, что он использовал влияние на молодежь в своих интересах и послал неопытную экспедицию на верную смерть. Трое других семей остались лояльны и никаких обвинений не выдвигали, хотя деньги, причитающиеся погибшим, Стефанссон перечислил не в полном объеме, а кому-то и не перечислил вовсе, так как объявил себя банкротом. Позже он старательно избегал контактов с родными погибших.

Корабль, приехавший за Адой на остров Врангеля в 1923 году, привез с собой чертову дюжину колонистов-эскимосов и провизию на два года. Через какое-то время на острове родился первый ребенок. Но уже в следующем году на остров приплыли представители Советской власти, реквизировали накопленные шкуры и депортировали всех эскимосов сначала во Владивосток, где несколько из них умерли, а потом в Китай, откуда они с трудом смогли вернуться на Аляску на деньги Американского Красного креста. В тридцатые годы на острове воцарился некто Семенчук, и остров под его руководством также не избежал жестокого голода. Позже Семенчук был расстрелян по обвинению в запутанном деле убийства врача.

Ада, вернувшись на материк, перевезла своего сына в Сиэтл и пыталась без особого успеха вылечить. Журналистов она избегала и хотела остаться незаметной. В это же время она сошлась с каким-то моряком, который тянул из нее с таким трудом заработанные деньги. Приятельница Стефанссона, чтобы помочь ему в сборе материала для книги и разговорить Аду, организовала для нее и сына поездку в Калифорнию. Вскоре после возвращения у Ады родился сын Билли, деньги истаяли; за несколько лет она сменила нескольких мужей и тяжело заболела туберкулезом, распространенной среди эскимосов болезнью. Детей пришлось отдать в приют, так как казалось, что женщина на пороге смерти. Но со временем Аде стало лучше, и однажды она появилась с подросшими детьми в родном городе на Аляске, где дожила до восьмидесяти пяти лет. Спустя несколько десятилетий она еще пыталась получить какие-то деньги от Стефанссона, но тот считал, что расплатился с ней сполна. Ее сын Билли стал вице-президентом Федерации коренных народов Аляски в Сиэтле и после смерти матери добился официального признания Ады героиней Арктики.

Все это я прочитала в книге Дженнифер Нивен "Ada Blackjack: A True Story of Survival in the Arctic". Дженнифер проделала большую работу и даже посетила остров Врангеля, но, как я уже упоминала ниже, порой она пишет что-то совсем странное типа May 27, only six months ago that they celebrated Christmas или утверждает, что на острове Врангеля был советский лагерь для заключенных, хотя этот факт никогда никем не был подтвержден. Но это единственная книга, которая собрала все факты про грустную историю экспедиции на остров Врангеля.
Tags: books
Subscribe

  • Прочитанное

    My European Family: The First 54,000 Years by Karin Bojs - Карин Бойс, шведская журналистка, на основании воспоминаний, архивных данных и анализа…

  • (no subject)

    Психологи вот объясняют, что мы сейчас в стрессе, не надо себя насиловать челленджами типа изучения нового языка, а надо приспосабливаться и…

  • Прочитанное

    Три хорошие книги, прочитанные за последний месяц. In the Kingdom of Ice by Hampton Sides - спасибо kiowa_mike, написавшему про эту…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments